Общие возрастные особенности тинейджеров

Традиционно подростковым называют возраст от 13 до 19 лет. Отсюда и название «тинейджер» – от английского окончания числительных от 13 до 19 («-teen»: 13 – thirteen, 19 – nineteen).
Он делится на два периода:
• младший подростковый возраст (пубертатный) – от 13 до 15 лет (включительно);
• старший подростковый возраст (ювенальный) – от 16 до 19 лет (включительно).
Существуют разные мнения относительно нижней и верхней границ возраста, часто понятие «младшие подростки» относят к детям 10–12 лет.


Подростковый возраст – это период, который оказывает огромное влияние на всю последующую жизнь человека. Как он будет реагировать на события своей жизни, принимать решения, какой круг общения выберет, как будет относиться к самому себе и своим близким, как будет строить отношения с людьми, будет ли он успешным, научится ли достигать желаемого, каковы будут его стремления и как он будет преодолевать трудности – именно в подростковом возрасте человек начинает отвечать на все эти вопросы.
Вообще в это время человек, как известно, меняется не только физически, но и духовно. У подростков огромные ресурсы и энергия, но при этом еще не определен вектор их приложения, не четко или совсем не определены цели (либо цели настолько завышены, что подростки не знают, как к ним подступиться), не получены важные жизненные умения, которые позволяют развиваться и двигаться в конкретном направлении. Они стремятся к высоким идеалам, но чувствуют себя далекими от совершенства. Они стремятся к независимости, но при этом чрезвычайно зависимы от мнения окружающих. Они полны противоречивых чувств и мыслей. Они порой не могут объяснить своих поступков. Неудивительно, что это самый трудный период в их жизни.
К сожалению, родители тоже перестают понимать своего ребенка. Прежние, привычные модели взаимодействия и влияния вдруг перестают работать. Сталкиваясь с непривычным поведением, открытым сопротивлением или отчужденностью подростка, родители постепенно переходят от растерянности к раздражению. Стремясь сохранить прежние способы управления, они усиливают давление. В ответ подросток с нарастающей активностью отстаивает свою независимость. Учащаются конфликты. Так возникает опасное отдаление, растущее непонимание, потеря близких, доброжелательных отношений.
В той или иной степени описанный процесс происходит в каждой семье, и это надо принять как неизбежность. Но во что выльется эта борьба, будет ли она наполнена насилием и разрушениями или перерастет в совместное развитие отношений на новой ступени – все это во многом зависит от родителей и других взрослых, окружающих подростка.
Итак, что конкретно необходимо учитывать при построении отношений с тинейджером?
До подросткового возраста ребенок совершенно не критичен – ни по отношению к своим близким, ни по отношению к себе. У него просто нет определенного мнения об окружающем. Это мнение он копирует у взрослых. В младшем подростковом возрасте человек впервые стремится отделить оценки родителей от того, что он думает сам по тому или иному поводу. В первую очередь он начинает вырабатывать самооценку. Это оказывается очень сложно.
Чтобы поставить себе «оценки» в самых разных проявлениях своего Я, подросток вырабатывает некий эталон. Для этого он должен несколько отодвинуть привычную систему ценностей своих родителей, чтобы она не мешала его самоопределению. Как он это делает? Он все подвергает сомнению. «Родители говорят, что это плохо. Почему? Я сам хочу попробовать. А вдруг это хорошо? А что будет, если я не послушаюсь?» Итак, подросток начинает с того, что он раздвигает границы и начинает исследовать новые территории более решительно, чем в детстве.
Часто это приводит к нарушению любых правил, установленных в социальном окружении, вплоть до правонарушений. Такое поведение иногда называют «подростковым бунтом», но не всегда это действительно является бунтом. Часто подросток просто не задумывается о последствиях своих действий. Вообще будущее ему представляется смутным. Он живет настоящим. С одной стороны, это позволяет ему смело расширять свои возможности, с другой – ведет к чрезвычайно рискованным, необдуманным поступкам. Такому безоглядному риску способствует еще и неразвитое чувство ответственности: до сих пор все проблемы и жизненные затруднения разрешали за него взрослые. Отвоевывая самостоятельность, подросток редко задумывается над тем, что его смелость основана на чувстве хорошо прикрытого «тыла», который обеспечивают родители.
Осваивая новые «территории», подросток внимательно присматривается к окружающим «чужим» людям, т. е. к тем, кто значительно отличается от привычных «домашних». «Чужие» вызывают у подростка глубокий интерес: внешность, привычки, поведение, система ценностей – все это не просто изучается, но и «пробуется на вкус», особенно если какие-то проявления человека кажутся привлекательными. Подросток прислушивается, приглядывается, исследует, как другие оценивают людей или какие-то жизненные события. Чем больше это отличается от привычных оценок, тем больше это его привлекает. Главный вопрос: что особенно ценится окружающими, что вызывает их восхищение, что высмеивается, осуждается? При этом подросток еще не различает оттенки: все, что он видит, отпечатывается в его сознании в контрастных тонах, все, что слышит, звучит как идеальная гармония либо как полный диссонанс, все, что ощущает и переживает, воспринимается восторженно либо с отвращением.
Постепенно вырабатывается некий идеальный образ того, каким должен быть человек. Этот образ тоже лишен полутонов. Он всегда «супер». Это так называемое Идеальное Я. Идеальное Я подростка весьма неустойчиво и может меняться под влиянием нового интересного объекта, попавшего в поле видимости. Это может быть модный киногерой, популярный артист, пользующийся успехом у окружающих сверстников, или необычный, чем-то по-особенному привлекательный и интересный взрослый. Подростки «примеряют» на себя такие образы, копируя в основном внешнюю атрибутику. Но если их «герой» транслирует еще и определенную философию, взгляды на мир, то и они копируются. И это – шанс (!) для тех, кто хочет помочь подростку в конструктивном самоопределении. Если вы не являетесь родителем и при этом много времени проводите с подростками, если вы пользуетесь у них авторитетом и любовью, наверняка среди них есть кто-то, кто старается вам подражать. И таким образом, вы можете стать для них источником конструктивных ценностей. Или вы можете обращать их внимание на нечто важное, позитивное в их любимых героях – на такие моменты, которые подростки в силу своей личностной незрелости просто не в состоянии увидеть за внешней оболочкой. Однако здесь есть точка риска: малейшее давление, навязчивость, нравоучительные нотки – и все будет отвергнуто, возможно, вместе с объектом подражания.
Вообще подростковому возрасту свойственны не только быстрые смены идеалов, но и резкие перепады настроения – от радости и веселья к депрессии. Объективных причин для таких перепадов может и не быть, или же они кажутся взрослым незначительными. Попытки поправить настроение словами «что ты расстраиваешься из-за такой ерунды?» вызывают крайнее раздражение. Прыщик на лице, пятнышко на джинсах, обидное слово, небрежно сказанное прохожим, – все это способно повергнуть подростка в мрачное уныние. И в эти моменты, несмотря на внешнюю замкнутость и отчужденность, он особенно остро нуждается в теплом сочувствии без критики и нравоучений.
«Несмотря на внешнее противодействие взрослым, подросток испытывает потребность в поддержке. Особо благоприятной является ситуация, когда взрослый выступает в качестве друга. Так как подросток легкораним, взрослому очень важно суметь наладить и поддержать эти контакты. Подросток испытывает потребность поделиться своими переживаниями, рассказать о событиях своей жизни, но самому ему трудно начать столь близкое общение.
В этот период большое значение имеют единые требования к подростку в семье. Сам он больше притязает на определенные права, чем стремится к принятию на себя обязанностей. Если подросток почувствует, что от него ожидают слишком многого, он может уклониться от выполнения обязанностей… Поэтому для освоения подростком новой системы отношений важна аргументация требований взрослых. Простое навязывание требований, как правило, отвергается».[1]
Переговоры
(Случай из практики)
Один мужчина, который хотел, чтобы его сын «прекратил бунтовать», вот уже несколько бесед подряд доказывал мне, что не может перестать контролировать своего 15-летнего сына, так как он – «балбес» и «наделает глупостей». В то же время он настойчиво требовал от меня «конкретного совета». Наконец я «сдалась»:
– Хорошо, раз ваш сын – балбес, вам необходимо строго контролировать каждый его шаг: провожайте его в техникум, а потом встречайте; сидите с ним на занятиях (мало ли что!); запирайте его по вечерам дома и разрешайте говорить по телефону только в вашем присутствии. Тогда вы точно будете знать, что он не попадет в беду и не наделает глупостей.
– Но это же невозможно! – воскликнул мой собеседник.
– Тогда прицепите к нему датчик, диктофон, в конце концов, заставьте ежедневно представлять поминутный отчет с подписями свидетелей, – продолжала я.
– Послушайте, вы же говорите ерунду! – возмутился мужчина.
– Конечно. Но какими еще способами вы собираетесь контролировать вашего взрослого сына? Ведь он в любой момент может сделать все по-своему.
Несколько месяцев понадобилось мужчине, чтобы признать тот факт, что его сын уже личность, независимо от того, нравится это отцу или нет. А как личность он имеет право на личную жизнь и свою психологическую территорию. И точно так же, как и отец, имеет право принимать собственные решения относительно своих интересов, друзей, времяпрепровождения, а также иметь свои тайны (исключение составляет только общение с наркоманами).
Однако очень часто подростки, отвоевав наконец-то свои права у родителей, оставляют на их плечах всю ответственность за свои поступки. Например, пропустив много занятий и встав перед угрозой отчисления, требуют от родителей «уладить это дело»; попировав с приятелями, предоставляют родителям уборку; не заботясь о чистоте одежды в течение дня, требуют чистую рубашку и брюки. Список может быть бесконечным. Один мой знакомый грубовато, но точно сформулировал: «Сам ушел, а задницу оставил».
Но главное – родители сами стимулируют такое, прямо скажем, весьма непрезентабельное положение вещей тем, что с готовностью берутся за «расчистку» результатов жизнедеятельности своего дитяти, даже не замечая, что сами затягивают петлю на своей шее, нарушая извечный баланс: или подчинение, но и безответственность, или свобода, но и полная ответственность за свои действия.
Разобраться со сложным вопросом о мере свободы и соответствующей мере ответственности, которую вы мужественно снимете со своих плеч и переложите на «хрупкие» плечи своего чада, гораздо легче теоретически, чем на практике. Только представьте себе, что сын или дочь, несмотря на ваши требования, не моет за собой посуду, не убирает постель, продолжает оглушительно громко включать музыку. Что делать?
Прежде всего нужно четко представлять себе, для чего вы предъявляете к подростку те или иные требования, то есть что вы имеете, когда он их выполняет, и как вы хотите это компенсировать, если он требования не выполняет. Например, если опустошающие набеги его компании подрывают ваш бюджет, вы можете компенсировать это, отказав ему в какой-то покупке или карманных деньгах, а за внеочередную уборку квартиры вместо отдыха отказаться от приготовления ужина или стирки его одежды, используя это время на отдых. В любом случае необходимо хорошо представлять себе, каким образом вы будете постепенно (!) шаг за шагом предоставлять вашему ребенку возможность быть самостоятельным и отстаивать свою жизнь.
Переход от борьбы за свободу к принятию на себя ответственности за последствия своих действий дается подростку весьма болезненно. Сакраментальная фраза «Тебя никто не просил меня рожать, а родила – значит, должна…» известна почти каждой матери. Приучить молодого человека к мысли об отсутствии «прикрытия» можно только твердостью, терпением и ценой довольно большого числа переговоров, в которых вам придется, несмотря на агрессивные атаки подростка, спокойно и последовательно придерживаться избранной позиции, при этом не исключая возможности разумного компромисса.
Вообще культурой настоящих переговоров у нас владеют еще мало. А жаль, потому что, как ни сухо это звучит, именно с помощью грамотно построенного разговора можно разрешить многие конфликты без оскорблений, унижений и к обоюдному удовлетворению.
Для того чтобы грамотно провести переговоры, необходимо запомнить несколько правил.
1. В переговорах обе стороны равны. Это значит, что, несмотря на возраст, никто из собеседников не занимает позицию «сверху» или подчиненного положения, и никто не применяет силу и власть.
2. Нельзя принуждать к переговорам. Выбрав подходящий момент, когда подросток настроен доброжелательно, убедите его, что беседа нужна обоим и что его ожидает не очередная нотация, а обоюдное обсуждение ваших потребностей.
3. В переговорах необходимо исключить так называемых саботажников общения – угрозы, критику, оскорбительные прозвища, перебивания, приказы, крик, презрительные интонации. Представьте себя на месте подростка и прикиньте, какие слова могли бы вызвать в вас доброжелательный отклик. В любом случае лучше сказать, например, «ты каждый день бросаешь свои грязные ботинки посреди комнаты», чем «ты – страшный неряха!». Постарайтесь избегать обобщений. Такие слова, как «ты всегда…», «ты никогда…», заставляют защищаться.
4. Для переговоров необходимо выбрать время, когда никто никуда не спешит и оба собеседника не слишком утомлены. Времени должно быть достаточно. Лучше сразу договориться, сколько именно времени вам понадобится на обсуждение вопроса.
5. Ваша беседа должна строиться не по принципу «кто кого», а исходя из предположения, что «выиграть может каждый». Главное, чего вы стремитесь достичь, – это добрые взаимоотношения и сбалансированное сосуществование.
6. Перед началом переговоров необходимо договориться, что даже если будет трудно выдерживать деловой тон и эмоции будут сильны, никто из вас не прервет разговора раньше установленного времени.
7. С этими правилами переговоров должны ознакомиться все участники и выразить согласие их придерживаться. Иначе вы рискуете получить очередной скандал, а не решение вопроса.

Начать разговор лучше всего с описания того, что происходит, с вашей точки зрения, и как это сказывается на вашей жизни. Затем перейдите к тому, что бы вы хотели видеть вместо этого. В заключение скажите, что вы готовы выслушать мнение сына (дочери) и обсудить его предложения.
Слушать придется не перебивая, хотя, возможно это будет неприятно. Терпите. Дайте подростку выговориться. Ваш юный собеседник легче пойдет на выработку совместных решений после того, как «выпустит пар». Да и вам полезно знать, как выглядят со стороны ваши благие намерения.
Может быть, вам понадобится несколько раундов, чтобы решить только одну маленькую проблему. Ничего! Зато вы все-таки ее решите. В дальнейшем это будет удаваться гораздо быстрее. Удачных вам переговоров!
Поиски идеального Я приводят подростка к исследованию не только своего внутреннего мира, но и своей внешности: кто я, какой я?
Внешность чрезвычайно важна, понятно почему: не имея богатого жизненного опыта, подросток и других оценивает именно по их внешним, поверхностным проявлениям. Кроме того, бурно нарастающая сексуальность вызывает желание быть привлекательным именно в физическом отношении. Малейший «изъян» в фигуре, лице, одежде – все это повергает его в отчаяние. Разница между идеальным образом и реальным отражением в зеркале, как правило, велика. С этого начинается так называемый подростковый комплекс.
Интерес к другому полу проявляется весьма своеобразно. Мальчики дразнят понравившуюся девочку, их насмешки порой принимают оскорбительную форму, они могут щипать, толкать, дергать за волосы и т. д. В своей «мужской» компании отзываются о девчонках презрительно-насмешливо. Девочки, наоборот, делают вид, что мальчишки им не интересны, игнорируют их попытки привлечь к себе внимание, хотя проливают немало слез из-за обидных выходок сверстников. В своей компании разговоры ведутся в основном о мальчиках. Мысли о любви волнуют и тех, и других. Начинает развиваться половая я-концепция: какая я женщина? какой я мужчина?
Клеймо «воровки»
(Случай из практики)
Мужчина был по-настоящему расстроен. «Мы же ни в чем ей не отказывали, – говорил он, – конечно, богатыми нас не назовешь, но мы прочно стоим на ногах. Карманные деньги даем каждый день понемногу. А она… Украла! Я не переживу… Что делать?!»
– Сколько лет вашей девочке? – спросила я.
– Четырнадцать, – обреченно ответил убитый горем отец. – Я и подумать не мог! У нас в семье деньги никогда не прятались, в вазочке на полке серванта лежат. А тут хватились – пусто!
Из дальнейшей беседы стало ясно, что отношения в семье в целом хорошие, теплые, но дочку держат в строгости. «Еще не хватало вертихвостку вырастить!» – прокомментировал отец. Девочка родителей не огорчала до сей поры: училась сносно, помогала, слушалась. И вдруг кража – несколько сотен рублей.
О моей первой версии – наркотиках – я и сказать не успела. Отец предупредил: «Наркотики она не употребляет. Я слежу. Если что – заметил бы».
– А не видели ли вы каких-нибудь покупок? – поинтересовалась я.
– А как же! Видел, конечно! – буквально выкрикнул мужчина. – Косметики накупила!
И вдруг яростно заключил:
– Мартышка малолетняя! Воровка! Предатель!
Мне были понятны боль отца и его страх за судьбу дочки, за доверительные отношения в семье и еще за то, что в жизнь его девочки когда-нибудь войдет другой мужчина и ослабит в ее душе привязанность к отцу.
Но сейчас мы разбирались в причинах воровства. В жизни каждого ребенка случаются ситуации, когда соблазн взять желаемое, но запретное гораздо сильнее опасения, что за это влетит от родителей. Совершив «роковой» проступок, ребенок (от малыша до подростка) переживает краткий миг радости, а затем его душу наполняют вина, страх наказания и желание защититься.
Вряд ли можно в небольшой главе описать все причины и последствия воровства детей. И те, и другие бывают действительно серьезными. И каждый случай необходимо анализировать отдельно. Но очень часто, обвиняя своего сына или дочь в «преступлении», мы не замечаем, что сами сделали все, чтобы оно произошло. Давайте разберем конкретный пример, с которого я начала свой рассказ.
Во-первых, обратите внимание на возраст девочки. Это как раз то время, когда подростки начинают внимательно всматриваться в свое отражение: какой я? могу ли я понравиться? Мальчишки в мечтах видят себя шварценеггерами, круто сплевывают, глядя поверх девчонок (правда, с трудом, потому что девчонки в этом возрасте и повыше, и повзрослее), и тают, рисуя в воображении сцены любви. Девчонки сравнивают себя с фотомоделями, кинозвездами и постигают искусство макияжа с таким усердием, что порой родители испуганно вздрагивают, увидев свое разрисованное чадо.
Не была исключением и героиня нашего анализа. Все подружки уже давно обсуждали качество туши для ресниц и тональных кремов, а ее попытки выпросить у родителей деньги на косметику вызывали бурное сопротивление отца.
И вот однажды девушка не выдержала. Вытащив деньги из вазочки, она накупила целый набор косметических принадлежностей и, накрасившись у подружки, впервые вынесла новую яркость своего лица на улицу. Восхищенные взгляды знакомых мальчишек раскаленными искорками обжигали сердце. Но дома ее ожидал ледяной холод остракизма и клеймо воровки и предателя. Теперь, поняв чувства девочки, продолжим анализ.
Что, если бы отец был более внимателен к возрастным особенностям дочки и чуть меньше заботился о собственном покое? Что плохого, если четырнадцатилетняя девушка иногда использует косметику? (Кстати, если бы это происходило легально, родители могли бы несколько ограничить тот арсенал средств, которыми обзавелась девочка, движимая мощным взрывом долго сдерживаемого желания.) Все равно каждая девчонка переживает период «поиска своего лица». Позже это проходит: пресыщенные избытком «шпаклевки» девушки возвращаются к естественности. Что заставляло так сопротивляться отца девочки? Он сказал, что боялся: вдруг она понравится кому-то и не устоит. Мой следующий вопрос сильно озадачил мужчину: «А без косметики она никому не может понравиться?» В растерянности он обронил: «Ну, так все-таки спокойнее». Так о ком же заботился мой посетитель?
Теперь предположим, что запрет родителей носит категорический характер, как это и было в нашем примере. Тогда просто необходимо учитывать, что даже взрослые люди, психика которых более устойчива, не всегда могут справиться с собственными импульсами. А уж тем более трудно требовать этого от детей и подростков. Однако, как правило, мы гораздо охотнее прощаем подобное самим себе, чем нашим детям.
Если родители запрещают ребенку есть конфеты, не просто бездумно, а даже жестоко держать их открыто и доступно. Таким способом невозможно воспитать «порядочность». Скорее мы посеем внутренний конфликт, в котором победит импульс желания, родится чувство вины и защитное стремление обмануть. Для чего, запрещая что-то, оставлять возможность реализовать соблазн? Чтобы помучить своего ребенка? Чтобы иметь возможность выплеснуть свою агрессию? Чтобы почувствовать силу своей власти? Нет? А тогда – для чего?
Все эти вопросы я задала рассерженному отцу. Деньги как возможность приобрести желаемую косметику, лежащие совершенно открыто, то же самое, что конфеты в вазочке для 5-летнего малыша. Соблазн слишком велик, чтобы устоять.
Был еще один важный момент в нашем анализе. Девочке давали на расходы каждый день 15–30 рублей. В месяц – это от 450 до 900 рублей. Пожалуй, она могла бы постепенно научиться с умом распределять их на желаемое и необходимое, если бы они поступали к ней не «россыпью», а «кучкой», например, 2–3 раза в месяц. Вполне понятны опасения отца, что на эти деньги она может начать покупать сигареты, пиво или – того хуже – наркотики. Да, это действительно очень страшно. Но я задала встречный вопрос: становится ли меньше опасность дурного влияния в отсутствие карманных денег? И мужчина отрицательно покачал головой.
Уже прощаясь, я сказала: «Постарайтесь останавливать себя, когда вам хочется «заклеймить» свою провинившуюся дочку. Уничтожающее клеймо, да еще из уст родителей, не просто больно бьет – оно подрывает веру ребенку в собственные силы, в то, что его любят, даже если он ошибается, и в то, что в трудное время он сможет им доверять».
Параллельно с поиском своего образа идет поиск ответа на вопрос: что я за личность? Подростка привлекает все необычное. Поэтому он считает, что может быть интересен себе и другим, только если будет оригинальным. Снова трудности. Снова подросток чувствует, что «недотягивает». Почему? Он понимает, что пока ему не хватает опыта, знаний, каких-то качеств, которые позволят ему действительно самостоятельно мыслить, он еще не научился самостоятельно творчески создавать нечто новое. Пока он умеет только копировать – естественный способ обучаться.
Тогда подросток компенсирует недостаток внутренней зрелости внешним копированием. Отсюда нарочитая демонстрация каких-либо качеств, провозглашение оригинальных идей и системы ценностей. Так он показывает свою взрослость, независимость, самостоятельность. При этом под идейной «упаковкой» подросток не чувствует полного внутреннего соответствия создаваемому образу, и это вызывает его неуверенность и тревожность. В общем, чаще всего в этом возрасте «реальное Я» значительно отличается от «идеального». Так в «подростковый комплекс» добавляется еще один элемент.
Демонстрация своей независимости, взрослости, оригинальности требует соответствующего подтверждения в жизни – ведь окружающие имеют возможность понять истинность или ложность носимого образа. Поэтому чем ниже самооценка подростка, чем недостижимее эталон, к которому он стремится, тем больше неуверенности. Тогда он начинает недооценивать и свои реально существующие возможности, уклоняется от решения любых жизненных задач (в построении отношений, в самореализации, в достижении целей и т. д.), кроме самых простых. Это ограничивает его развитие, как социальное, так и личностное.
Есть и другой вариант компенсации чувства внутренней несостоятельности – завышенная самооценка. Подросток как будто перестает замечать свои реально существующие недостатки. Он видит себя таким, каким хотел бы быть. Механизмы психологической защиты услужливо помогают ему замечать и преувеличивать в других именно те недостатки, которые он скрывает от самого себя. Именно они вызывают его сильнейшее раздражение. Высмеивая их в других людях, он таким образом самоутверждается. Это тоже мешает дальнейшему развитию личности подростка, так как он перестает работать над собой и останавливается в развитии.
В то же время именно в этом возрасте тенденция к развитию наиболее сильна. Подросток с готовностью воспринимает все новое, интерес к жизни в целом и к различным ее проявлениям подталкивает его к новым экспериментам, он легко обучается, легко отказывается от того, что не приводит к успеху (как он его представляет). Всем этим способностям необходим определенный вектор – направление, которое постепенно приведет его к истинной зрелости. Как правило, это направление задает то окружение, в котором находится подросток, те сообщества, в которых он находит себе применение и признание. Принимая социальные и моральные ценности такого окружения, человек начинает выстраивать в соответствии с ними свою личность и будущую жизнь.
Если подросток не находит такого сообщества, он создает его для себя во внутреннем мире. Он соотносит себя с теми ценностями и качествами, которыми наделяет тех или иных вымышленных или реальных людей, другом которых он хотел бы себя считать.
Нужно учитывать, что все описанные процессы почти никогда не осознаются подростком. Конечно, он не формулирует свои намерения, например, так: «Буду отсоединяться от родителей» или «Буду исследовать ценности других людей». Он делает это спонтанно, интуитивно, часто даже не понимая сути процессов, которые в нем происходят.
С наступлением старшего подросткового возраста все описанные процессы принимают более спокойную форму. Юниор уже меньше склонен к бунту и спонтанному расширению границ. Теперь его интересует качественное освоение той степени свободы, которую он сумел отстоять в раннем подростковом возрасте. Все большее количество жизненных задач приходится решать совершенно самостоятельно. Уже не всегда ему могут помочь родители, даже если они хотят это сделать. Он уже имеет опыт осознанного построения отношений, так же как и опыт болезненных последствий необдуманных поступков. Теперь он чаще задумывается о результатах своих поступков и решений. Начинает активно развиваться ответственность.
К сожалению, этому процессу часто мешают именно родители, если они продолжают во всем опекать свое чадо и/или настроены излишне критично. Реакция юниора всегда логична и проста: 1) «Зачем особенно задумываться о будущем, если все равно родители решат все проблемы?»; 2) «Зачем к чему-то стремиться и задумываться о будущем, если все равно все, что я делаю, критикуется и я сам понимаю, что не могу ничего делать хорошо. Чем больше я делаю, тем больше меня критикуют. Значит, нужно меньше «брать на себя» – получу меньше критических замечаний».
Часто родители осознанно или неосознанно культивируют зависимость подростка: стирка, уборка, готовка, решение различных проблем и т. п. В ответ они требуют послушания. Напрасно! Тинейджер не чувствует особой благодарности к родителям за решение своих проблем: для него это в порядке вещей. Он считает по привычке, что это обязанность родителей. Хотя он стремится сам принимать решения, при этом мало соотнося их с желаниями взрослых, он по-прежнему слишком часто перекидывает на родителей ответственность за негативные результаты своей жизнедеятельности.
Однако эта тенденция, как правило, постепенно идет на убыль. К тому же сами родители отстаивают свою психологическую территорию от тинейджера, который лишает их власти и возможности контроля, но оставляет заботы о себе.
Всего одна жизнь
(Случай из практики)
И лицо, и весь облик уже немолодой женщины выражали утомление и безнадежность. И это вполне соответствовало тому, что она говорила: «Я устала бороться со своим сыном. Ему 16 лет, он заканчивает лицей и считает меня “отсталой”. Он каждый день приходит домой за полночь и включает музыку так громко, что соседи жалуются. Он приводит друзей, они опустошают холодильник и оставляют мне горы грязной посуды и затоптанные полы. Разговаривать со мной он не хочет, а слово ему скажешь – огрызается, кричит, даже обзывает. Что мне с ним делать? Ведь жизни нет!»
Ох уж эти родительско-детские отношения! Родители жалуются на своих детей, а дети на то, что родители их не понимают. И все хотят изменить других и ничего не хотят менять в себе.
Вот и с этой женщиной мы провели несколько нелегких бесед, суть которых заключалась в основном в том, что наши близкие люди (в том числе и дети) обращаются с нами так, как мы сами позволяем с собой обращаться. А отсюда следует, что для того, чтобы к вам хорошо относились и считались с вашими желаниями, необходимо, чтобы вы сами научились хорошо относиться к себе.
Уважая себя, вы, продолжая любить своих близких, устанавливаете баланс. Действительно, разве у вас несколько жизней и одну из них вам не жалко бросить под ноги «беспредельничающему» подростку или кому-то еще?
Спросите себя: позволили бы вы кому-либо оскорбительное, пренебрежительное отношение к любимому вами человеку? Нет? А почему же вы позволяете это по отношению к себе?
Ваша жизнь – это бесценный дар. Ваша душа требует заботы и любви. Душа, знаете ли, без заботы погибает. И кто, кроме вас, может отнестись к ней с той же нежностью и любовью, с какой вы относитесь к своему ребенку? Кто сказал, что чья-то жизнь, даже вашего собственного ребенка, важнее и значительнее, чем ваша? Ваша жизнь – это такое же чудо, как и любая другая, так можно ли к ней относиться настолько кощунственно, чтобы позволить себя угнетать, мучить, приносить в жертву?
Ну, хорошо, допустим, я убедила вас, что ваша жизнь не менее ценна, чем жизнь вашего ребенка. Что же теперь делать, чтобы это осознало и ваше дорогое, обожаемое чадо?
Первое, что надо сделать, – постараться понять, что, понукая ребенка и ощущая себя цербером и жертвой одновременно, очень сложно вырастить из него самостоятельного и ответственного человека. Ответственности и самостоятельности ему негде учиться, кроме как в семье.
Второй шаг на пути к балансу – это ответ на вопрос: «Чего я хочу вместо неудовлетворительных отношений?» Вопрос очень трудный. На самом деле многим людям легче сказать, чего они НЕ хотят, чем чего ХОТЯТ. Часто, отвечая на этот вопрос, говорят о том, что должны сделать другие, не замечая, что сами остаются пассивной стороной.
Третий шаг – продумать буквально по пунктам, что вы можете сделать для того, чтобы добиться желаемого. Очень важно при этом найти и сохранить то хорошее, что есть в вашей жизни сейчас. Все это довольно кропотливая работа. Просто удивительно, как часто люди не замечают по-настоящему ценные стороны своей жизни. А вы не поленитесь, потратьте время, найдите. Это вам поможет в дальнейшем.
Ну и четвертый шаг – это полный пересмотр ваших личных качеств для того, чтобы понять, какие из них могут помочь вам осуществить задуманное.
Сделав эти четыре шага, вы пройдете первый этап на пути к сбалансированным отношениям и самоуважению.
Это – нелегкие шаги, и, возможно, не один день вы проведете в размышлениях. Может быть, даже придется воспользоваться ручкой и бумагой, чтобы нагляднее «разложить по полочкам» свои мысли и ничего не забыть.
А затем наступит второй этап ваших изменений. Теперь, когда вы прекрасно знаете, чего хотите, какими ресурсами обладаете, вам необходимо подготовиться к отстаиванию своей позиции в отношениях с «трудным» подростком (а может быть, мужем, родителями, братом, сестрой?).
Для этого, во-первых, вам нужно настроиться на то, что вы встретитесь с активным сопротивлением и вам понадобятся терпение и настойчивость. Может быть, вам даже будет страшно начинать все эти изменения. Тогда напишите на листе бумаги: «Я не позволю своему страху прожить жизнь вместо меня», и повторяйте это как можно чаще. Учтите, что если вы будете стоять на своем, с вами в конечном итоге начнут считаться.
Во-вторых, вы должны смириться с мыслью, что все подростки считают своих родителей скучными, «отсталыми» и постоянно твердят о том, что их не понимают. Не исключено, что все обстоит действительно так, но это еще не значит, что они не должны считаться с вами. Каждый имеет право на свое мировоззрение, но права друг друга должны уважаться в равной степени. Кстати, проверьте себя: всегда ли вы с уважением относитесь к вашему подростку?
В-третьих, вам придется расстаться с мыслью, что «мир любой ценой» лучше конфликта. Это неправда! Конфликты – это нормальное, здоровое явление в любом общении. Только не путайте конфликт со скандалом. Конфликт – это встреча противоположных интересов, и, грамотно разрешенный, он намного полезнее «худого мира».
В-четвертых, вам придется отказаться от мысли, что вы тем или иным способом будете продолжать управлять всеми сферами жизни своего «взрослого, но совсем глупого» чада, даже ради его блага. Невозможно достичь одновременно двух противоположных целей: вырастить человека, ответственного за свои поступки, и при этом не давать ему испытать на себе, что же такое настоящая ответственность. Человек не может стать самостоятельным, пока не набьет себе шишек и сам – только сам! – не научится разрешать свои проблемы.
И вот тут возникает вполне закономерный вопрос: для чего же вы тогда нужны своему ребенку? А для того, чтобы быть рядом, когда ему очень плохо или он попал в беду; для того, чтобы, если он вас попросит – только если попросит! – помочь принять сложное решение, и для того, чтобы он знал, что и «хороший», и ошибающийся, и счастливый, и несчастный – он всегда любим и ему всегда рады. И еще вы рядом для того, чтобы не нотациями, а собственным примером показать ему, как можно, любя человека, не вмешиваться в его жизнь, считаться с его интересами и при этом не терять себя и не становиться ни тираном, ни жертвой.
Помните: в тесном взаимодействии находятся не просто мама и сын, отец и дочь и т. п., а две равноценные души, две равноправные жизни.
Между двумя крайностями – от полной зависимости и полной безответственности до абсолютного отделения от родителей – лежит огромное поле развития. Юниор уже всерьез задумывается о будущем, он строит реалистичные планы, выбирает профессию. Часто он вполне сознательно опирается на возможности родителей и при этом хорошо представляет свою часть вклада в будущую жизнь.
По-прежнему важна личная и физическая привлекательность, но теперь формы ее выражения становятся более продуманными. Правда, комплексы по поводу своей внешности продолжают серьезно влиять на настроение и весь образ жизни юниора. Излишняя худоба или полнота, слишком высокий или слишком маленький рост, форма носа или ушей, выраженность вторичных половых признаков – все это в центре повышенного внимания.
Отношения между полами становятся более открытыми: и девушки, и юноши открыто проявляют симпатию и влюбленность, стремятся к построению теплых отношений с партнером.
Однако трудности подросткового возраста еще не изжиты. Реалистичное восприятие своего будущего ставит перед юниором новую задачу – предпринимать активные шаги к построению карьеры: поступить и учиться в вузе, получить профессию. Для других – активный поиск будущего супруга, подготовка себя к семейной жизни. В то же время по-прежнему сильна тенденция жить только сегодняшним днем и, главное, получить именно сегодня как можно больше удовольствий. Это вызывает некоторый внутренний конфликт.
«Получается, что молодой человек в это время должен и получить удовольствия на всю оставшуюся жизнь, и обеспечить предпосылки своего будущего благосостояния и профессионального успеха. Если молодой человек не в состоянии осуществить выбор между жизнью в настоящем и направленностью в будущее, возможно либо полное пренебрежение интересами будущего в различных формах (вплоть до ухода в наркотики), либо абсолютное лишение радостей в настоящем (полный уход в карьеру и построение карьеры)»[2].
Гармоничное разрешение этого внутреннего конфликта происходит прежде всего при условии хорошо развитого самосознания: то есть подросток должен хорошо понимать свои особенности, потребности, склонности, способности, возможности. Второе условие решения этого конфликта – умение выстраивать последовательные шаги к цели с учетом неоднозначности своих устремлений. Например: «Я хочу получить профессию и стать успешным в бизнесе, и при этом я хочу устроить свою личную жизнь. Как я могу соединить это?» Третье условие – умение распределять время и энергетические ресурсы.
Обязательно ли именно так и всегда ли протекают все описанные процессы? Да, всегда и обязательно, но с разной интенсивностью: у одних лишь слегка отклоняясь от того, что мы называем «нормальным поведением», у других – доходит до степени правонарушений, насилия, погружения в различные виды зависимости (в том числе и наркотики). Большинство тинейджеров успешно преодолевают «трудный возраст», однако это всегда движение по лезвию ножа.
Суммируем вышеперечисленное. Как сделать так, чтобы эти процессы не становились деструктивными? Нужно учить подростков:
– принимать свою внешность, а также развивать умение формировать свое тело, развивать пластичность, ухаживать за собой, развивать вкус к здоровому образу жизни, вырабатывать свой стиль;
– принимать себя и развивать уверенность в себе;
– развивать творческие способности;
– развивать умение выстраивать жизненные цели;
– развивать чувство ответственности;
– формировать умения для успешного социального опыта (социализация и способность к социальной адаптации).

Предыдущая запись Развивать чувство единства
Следующая запись Формирование самосознания
Яндекс.Метрика